БЕРЕГИТЕ СВОИХ ДЕТЕЙ

Нет такого взрослого, который сознательно планирует для своего ребёнка хорошую успеваемость в школе ценой его здоровья.

Нет таких педагогов, которые мечтают плохо учить детей.

И нет таких детей, которые идут в первый класс с мыслью: "Я буду учиться на двойки".

Все хотят только хорошего, но в результате - огромное количество мальчишек и девчонок, страдающих различными заболеваниями из-за перегрузок. Всё больше школьников, которые не хотят учиться, не хотят ходить в школу. Всё больше учителей, которые идут на работу, как на каторгу. И дело здесь не только в недостойно низкой оплате труда педагога.

Изменилась реальность, изменилось общество, и, конечно, изменилась школа.

Дело политологов, философов изучать картину нового мира, вести дискуссии на эту тему. Мы живём в этом мире сегодня. И если нам, взрослым, у которых за плечами есть жизненный опыт, бывает трудно приспособиться к новым реалиям, то, что говорить о детях. Конечно, им не с чем сравнивать, и они воспринимают действительность иначе, чем мы. Но, на мой взгляд, сложность для них в том, что мир ещё не изменился кардинально, а только меняется. Вот уж правду говорят: "Не пожелай и врагу жить во времена перемен".

Но нам и нашим детям надо жить сегодня, работать, учиться, стараться быть здоровыми и счастливыми.

В начальной школе в каждом классе обязательно есть один или несколько учеников (а в последнее время таких детей стало намного больше), которые плохо справляются с учёбой, при этом постоянные дополнительные занятия не помогают. Они делают странные, нелепые ошибки при письме и чтении, их ругают за невнимательность, им трудно решать задачи.

Если учитель разберётся вовремя в этих проблемах и отправит ребёнка к специалисту, то своевременные коррекционные мероприятия могут намного облегчить жизнь маленькому школьнику. Но, к сожалению, гораздо чаще такой ребёнок попадает в нужные руки только после всего комплекса педагогического воздействия, который был бы хорош применимо к школьнику с обычными проблемами.

Однако, в последнее время все чаще учителя интересуются проблемами нарушений письменной речи. В Российскую ассоциацию дислексии, которую мы создали по типу Европейской для помощи специалистам и детям, педагоги обращаются с вопросами, с просьбами провести в школах семинары для учителей, для родителей. Мы всегда готовы оказать помощь и учителям, и родителям, и молодым специалистам. Звоните, пишите, спрашивайте. Вот ответы на некоторые вопросы.

1. Можно ли что-нибудь сделать с ошибками типа «пропуск, замена, искажение букв»?
Все вышеперечисленные виды ошибок имеют под собой различную причинную основу.

Стойкие пропуски согласных, гласных, а при более тяжелых нарушениях – слогов, отражают трудности формирования звукового и буквенного анализа. Простыми формами анализа – выделить звук в начале слова, определить наличие звука в слове, ребенок овладевает спонтанно, еще до поступления в школу. Более сложные формы анализа становятся доступны ему уже в период обучения грамоте. В логопедических группах на протяжении всего обучения очень активно занимаются формированием звукового анализа. Дети, которые легко выделяют звуки в слове, обычно не испытывают затруднений при обучении чтению. В будущем у них, как правило, не встречаются ошибки, связанные с недостаточностью звукового анализа и синтеза.

Замены букв, в зависимости от вида, относятся или к ошибкам фонематического восприятия (с-з, т-д и пр.), или к ошибкам, связанным со смешением букв по оптическим признакам (п-т, б-д, ж-х и пр.). Коррекционная работа строится в зависимости от типа ошибок и других особенностей ребенка.

Одно из главных упражнений на первоначальном этапе коррекционной работы при недостаточности фонематического восприятия – это выделение звука или буквы в заданном слове в любом виде игры: с мячиком дома или во время прогулки, по дороге домой, в машине. Главное, не надо сажать ребенка «заниматься» звукобуквенным анализом. Надо играть. В дальнейшем мы обязательно расскажем, какие игры можно использовать в этих случаях и как их проводить.

А пока, другая история.
2. «Мой ребенок заканчивает 1 класс в школе, где преподавание ведется с элементами Вальдорфской педагогики. Я хочу перевести его в другую школу, но нам сказали, что ему будет очень трудно учиться, потому что он не умеет писать. Мне кажется, что он так и не научится это делать. К кому надо обратиться за помощью?»
Просто беда с этими «программами», которые включают элементы какой-то другой системы, да еще абсолютно не отвечающей реалиям нашей жизни. Просто удивляешься родителям, которые отдают своих детей учиться в такие учебные заведения. Если они знакомы с программой этой школы, знают, КАК будут учить их детей, в какой стране они собираются потом жить?

Ну, это риторические рассуждения, вернемся к реальной жизни.

Вот пример письма мальчика 2 класса, который тоже учился в одной из школ с элементами Вальдорфской педагогики.



С первого класса дети писали в альбомах, разлиновав лист так, как им было удобнее. Никто особо-то и не учил писать, «как надо», да и требований к аккуратности не было. Главное – «духовное» развитие. Никто из педагогов не сказал маме, что у мальчика проблемы, не связанные с «особым восприятием внутреннего мира», а вполне банальные нарушения письма и чтения, связанные с обстоятельствами появления его на свет. Я видела и других детей из таких школ. Не у всех были такие тетради, были ребята вполне успешные по всем предметам. Может быть, им этот «особый подход» и помог в учебе, но детям с проблемами речевого развития, с особенностями формирования высших психических функций (заметьте, мы говорим только о детях с сохранным интеллектом), такие системы обучения дорого обходятся в прямом и в переносном смысле. А самое главное - они забирают у них драгоценное время, когда все еще можно поправить.

Отчаявшись научить ребенка письму, родители всерьез начали подыскивать школу, где учатся дети, которые не могут писать в силу своей физиологии – дети, не имеющие рук, инвалиды. Мы еле уговорили родителей дать ребенку шанс и перевели его в школу для детей с нарушениями речи. Работа с учителями, логопедом, психологом, занятия психомоторной коррекцией (специальные гимнастики из нейропсихологии) помогли мальчику поверить в себя. Вот пример его письма через 8 месяцев.



Да, у него есть дисграфия и впереди еще много работы, но он стал «пишущим» человеком.

3. Какие существуют требования к логопедическим детям по письму и технике чтения? Есть ли какие-нибудь поблажки?
К сожалению, в оценочной части государственных стандартов образования не учтено то, что среди школьников все больше становится детей с трудностями письма и чтения, в которых они не виноваты. Очень многие учителя даже не знакомы с проблемами нарушений письменной речи. Эти школьники завалены двойками в тетрадях, советы родителям звучат примерно так – больше читайте, больше пишите. А детям с дисграфией и дислексией это не только не помогает, а приносит реальный вред. В результате, ребенок попадает к специалистам или очень поздно, или так и тянет груз «двоечника» до старших классов. Мне это представляется так, как будто человека со скрытым переломом постоянно заставляют сдавать зачеты по физкультуре. Абсурд? Но в нашей практике это именно так и выглядит. Те же учителя, которые знакомы с проблемой, направляют ученика к логопеду и в дальнейшем поддерживают тесную связь со специалистом. Потому что главное, не тянуть ребенка в разные стороны, надо работать сообща. Пока ученик занимается с логопедом, педагог использует «индивидуальную оценку знаний». В некоторых случаях, когда учителю надо обосновать свои «заниженные» требования к этому ученику перед администрацией школы, мы даем справку, что у ребенка имеется такое-то нарушение письма, и он нуждается в индивидуальной оценке знания. Специальных законов на этот счет не существует. Одни учителя все специфические ошибки засчитывают за одну, другие - не орфографические ошибки отмечают точкой карандашом на полях, а ребенок сам потом находит их.

Не всегда логопеды находят общий язык с учителем и завучем начальной школы. Но пока взрослые выясняют, кто из них прав, ребенок страдает. Приведу один пример. Мальчик длительное время лечился по поводу заикания. После окончания курса, получив хороший результат, он пришел в свой 4 класс и принес справку от логопеда с просьбой освободить его от проверок техники чтения. Учительница посоветовалась с завучем, и они решили, что какой-то там логопед им не указ, и провели проверку по самым жестким правилам: с часами, в кабинете завуча. В результате – рецидив, заикание вернулось, да еще в более тяжелой форме. Родители подали на школу иск в суд и дело выиграли. Педагоги были не только наказаны, но и оплатили весь курс восстановительного лечения. Но это единичный случай, далеко не всякий родитель рискнет жаловаться на учителя и защищать, таким образом, ребенка.

Хотелось бы остановиться на процедуре проверки техники чтения. Дело в том, что для детей с дислексией (нарушение чтения) эти проверки являются огромным стрессом. И наносят ощутимый вред ребенку, иногда сводя на нет все достигнутые успехи в коррекционной работе.

Существуют рекомендации Минобразования, Департамента образования, касающиеся темпов чтения детей.

На вопросы родителей: «Каковы требования к оцениванию? Что категорически нельзя оценивать?» департамент образования Москвы дал такой ответ:

«Никакому оцениванию не подлежат: темп работы ученика, личностные качества школьников, своеобразие их психических процессов (особенности памяти, внимания, восприятия, темп деятельности и др.), приведя ссылки на соответствующие документы: Письмо Минобразования России от 25.09.2000 г. №2021/11-13 "Об организации обучения в первом классе четырехлетней начальной школы"».

А из Центрального округа нам пришел такой ответ:
«Все школы Центрального округа давно отказались от практики проверки техники чтения по часам, т.к. темп работы ученика, личностные качества, своеобразие его психических процессов (особенности памяти, внимания, восприятия, темп деятельности и др.) не подлежат оцениванию и регламентации. См. • Письмо Минобразования России от 19.11.1998 г. № 1561/14-15 «Контроль и оценка результатов обучения в начальной школе». • Письмо Минобразования России от 25.09.2000 года № 2021/11-13 «Об организации обучения в первом классе четырехлетней начальной школы». • Письмо Минобразования России от 20.04.2001г. № 408/13-13 «Рекомендации по организации обучения первоклассников в адаптационный период».

Но в большинстве своём, учителя по-прежнему ставят часы, включают секундомеры, заставляют детей со страхом ждать этих проверок, ссылаются на инструкции, заставляющие их это делать. Я убеждена, что скорость чтения, количество знаков в минуту, их «норма» - правила искусственные, приносящие вред. У каждого ребенка свой темп деятельности, в том числе письма и чтения. Это и есть индивидуальные особенности, о необходимости учета которых очень много говорит педагогика. Можно говорить только о наиболее оптимальном темпе чтения для конкретного ребенка в конкретной школе. Один ребенок будет читать не более 50-60 слов в минуту, но при этом все понимать, не делать ошибок и прекрасно пересказывать прочитанное. Другой – оттараторит любой текст со скоростью пулемета, получив одобрение взрослых, но при этом половину не поймёт из того, что прочитал. Часто слышу, как учителя, к сожалению, с гордостью, рассказывают о том, что у них есть дети, которые читают 120-150 слов в минуту. А мы, логопеды, отмечаем появление нового вида нарушений – пропуски букв при письме у детей, которые читают с большой скоростью.

4. «Посоветуйте, пожалуйста, что делать? Весной мы долго выбирали школу и, наконец, нашли то, что, как нам казалось, подошло по всем статьям: и рядом, и учительница опытная, и программа традиционная. А самое главное, на первом собрании она, отвечая на наши вопросы, заверила нас в том, что все требования и инструкции по организации учебного процесса в школе соблюдаются строго. Но вот 1 сентября мы приходим в 1 класс и узнаем, что программа поменялась, английский язык ввели с 1 класса. Через неделю мы начали получать домашние задания, их с каждым днем становилось все больше, а потом пошли и настоящие отметки в тетрадях. Мой ребенок еще держался. Но когда в ноябре всех детей перевели на тетради в широкую линейку (1 класс!), с сыном начались просто истерики. И, в конце концов, он начал болеть: то живот, то голова. Причем не придумывает, расстройство живота действительно присутствовало. Что нам делать, не хотелось бы менять школу. Да и как ее сейчас искать?»

Знаю эту школу, знаю эту учительницу, знаю завуча этой школы. Встретилась, спросила: «Как же так?».
- Программу поменять имеем право, у нас новый Устав школы. В каких тетрадях писать решает учитель, это эксперимент – её право. Задания задавать попросили сами родители, чтобы дети не болтались без дела, то же самое и с отметками.

Что можно посоветовать родителям в такой ситуации? Своего сына или внука я бы забрала немедленно, потому что в этой школе работают просто нечестные люди. Но если вы решили все же остаться – боритесь. И это будет борьба не с учителем, не со школой, а за своего ребенка, за его здоровье. Он у вас один, вы его растили, выхаживали, строили планы. Какое право имеют чужие взрослые, нарушая законы, коверкать его жизнь, подрывать его здоровье? Появившиеся болезни – это не что иное, как психосоматические проявления, ответ организма на неблагополучие, с которым ребенок не в силах справиться. Иногда дело доходит до того, что ребенка рвет перед воротами школы, а повернет домой – и все проходит. Любой психолог объяснит вам происхождение этих явлений.

По данным Института возрастной физиологии РАО, в школу приходят около 20% детей, имеющих нарушения психического здоровья пограничного характера, но уже к концу первого класса их число увеличивается до 60-70%.

Кто виноват в этом? Только взрослые. Учителя, которые пробуют на детях то одно, то другое, не зная толком, что с этим делать; администрация школы, которая теша свои амбиции, все больше увеличивает нагрузку на учеников; родители, которые сидят на родительских собраниях опустив глаза и боясь лишний раз задать вопрос, а дома потом срываются на детях, потому что понимают, что виноваты (а может, и не понимают – тогда вообще плохи дела в этой семье).

Боритесь за своего ребенка. И для этого не надо ругаться, скандалить. Есть Закон об образовании РФ, есть «ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 28 ноября 2002 г. N 44 «О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ САНИТАРНО - ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВИЛ И НОРМАТИВОВСАНПИН 2.4.2.1178-02».

Распечатайте из этих документов те статьи, которые относятся к вашим детям, принесите их в школу, раздайте другим родителям, идите к завучу, к директору. Постарайтесь, чтобы вы были не в одиночестве. Если к учителям или администрации обращаются несколько родителей, то эти проблемы уже нельзя игнорировать. Перед другими мамами и папами не надо ставить вопрос: «Кто хочет побороться со школой?». Вопрос стоит по-другому: «Кто любит своего ребенка так, что не побоится защитить его?».

А если вы все-таки не можете найти в себе силы открыто выступить против школьного произвола, зайдите в Интернете на форум Департамента образования Москвы, задайте там свои вопросы. Поверьте, законы и инструкции хорошие и стоят на страже здоровья и жизни вашего ребенка. Нарушаются они на местах.

Еще раз прочитайте ответы на волнующие вас вопросы:
- Можно ли задавать домашнее задание в первом классе?
Ответ: В первом классе четырехлетней начальной школы домашние задания не задаются. Домашние задания даются обучающимся начальной школы с учетом возможности их выполнения в следующих пределах: — в 1-м классе (со второго полугодия) - до 1 часа; — во 2-м - до 1,5 часов; — в 3-4-м - до 2 часов. При этом учитываются индивидуальные психофизиологические особенности детей.

Ссылки: Письмо Минобразования России от 25.09.2000 г. №2021/11-13 "Об организации обучения в первом классе четырехлетней начальной школы".
Приказ Минздрава России от 06.08.1999 г. № 309 "Гигиенические требования к условиям обучения школьников в различных видах современных общеобразовательных учреждений".


- Можно ли задавать домашнее задание на выходные и праздничные дни?
Ответ: Для обеспечения полноценного отдыха детей в течение рабочей недели недопустимо давать домашние задания на понедельник.

Ссылка: Приказ Минздрава России от 06.08.1999 г. № 309 "Гигиенические требования к условиям обучения школьников в различных видах современных общеобразовательных учреждений".

5. Как работать с ошибками нерусскоязычных детей? У меня в классе много детей, приехавших из бывших республик. Логопед их не берет на занятия, а пишут они ужасно.

В последние годы в наших школах возникла такая проблема. На мой взгляд, здесь, в первую очередь, надо разграничить трудности письма и чтения по причинам возникновения. У ребенка любой национальности могут быть трудности с развитием речи. Если проблемы в овладении письменной речью связанны с нарушением развития устной речи, психоречевого развития, то в этом случае необходимы занятия с логопедом и психологом в тесной связке с учителем и родителями. Если же развитие ребенка соответствует возрасту, и он прекрасно владеет родным языком, то требуется помощь филолога, лингвиста в обучении русскому языку, как иностранному.

6. Я - учительница начальной школы. Каждый год обязательно бывают несколько детей, у которых нарушено звукопроизношение. Многие из них из-за этого плохо читают. Как можно помочь этим детям?
Дислалия – нарушение звукопроизношения.
Дислексия – нарушение чтения.

Совсем не обязательно, чтобы два этих нарушения были связаны друг с другом. Если у ребенка нарушено звукопроизношение, необходимы занятия с логопедом, так как часто нарушение звукопроизношения отражаются на письме.

Любое нарушение письма и чтения имеет какие-то особенности в зависимости от личности ребенка. Поэтому, можно дать только самые общие рекомендации, подходящие для всех детей.

Для начала дайте почувствовать ребенку УСПЕХ, хотя бы небольшой. Наука говорит: «Если познавательные процессы протекают на фоне положительных эмоций, то вырабатывают такие нейротрансмиттеры, как гамма-аминомасляная кислота, ацетилхолин, интерферон и интерклейкины. Они активизируют мышление и делают запоминание и усвоение более эффективным. Если же процессы обучения построены на негативных эмоциях, то высвобождаются адреналин и кортизол, которые снижают способность к учению и запоминанию». (А.Л.Сиротюк «Обучение детей с учетом психофизиологии»).

Ребенку очень важно почувствовать, что у него что-то получается. Затем с помощью специалиста надо выработать для ребенка систему, режим, в котором он будет жить и учиться ближайшие, как минимум, полгода. Все остальное зависит от формы нарушения, вида, степени, уровня развития ребенка.

Помните, что у вашего ученика есть проблемы, с которыми он пытается справиться, и в которых он не виноват. Не надо акцентировать внимание окружающих детей на этих проблемах, не унижайте ребенка.

Постулат «НЕ НАВРЕДИ» важен для учителей так же, как и для врачей.

Логопед высшей категории, психолог,
Почетный работник общего образования РФ,
Свободина Наталья Генриховна


Вы можете записаться на консультацию к данному специалисту в нашем центре.

Полезная информация

Контакты

г. Москва, улица Перовская,
дом 66, корпус 7.
+7 (495) 642-28-48
pochta@tortilacentr.ru

Наши группы