“Я не виноват, я стараюсь...”
Консультация для учителей начальной школы
(статья из газеты «Начальная школа» издательства «1 сентября»).



– Я не знаю, что делать с ним! Такие ошибки... Просто смешно. Слова переставляет, буквы путает, пропускает. Даже под ударением не то пишет. Все из-за невнимательности. И ругала уже, и наказывала... Учительница говорит – нарушение письма, посоветовала обратиться к вам.

Передо мной сидит молодая женщина с сыном 8–9 лет. Мальчишка, опустив глаза и шмыгая носом, водит носком ботинка по полу. Его смущенный вид словно бы говорит: “Я не виноват, я стараюсь...” Да, он не виноват, и он действительно старается. Но не может справиться с проблемой, которая свалилась на него.

Пока мальчику повезло в одном – учительница быстро разобралась и направила его к специалисту.

Так что же это такое – нарушение письма и чтения? Почему они происходят? Как проявляются? Как учителю вовремя помочь ребенку?

На все эти вопросы постараемся найти ответы.

Итак, дорогие коллеги, прежде чем подумать, чем мы можем помочь, давайте, не вдаваясь особенно в специфическую терминологию, попробуем разобраться, что такое письменная речь. Как она формируется и что этому мешает?

Дислексия и дисграфия, а именно так называются нарушения чтения и письма, к сожалению, довольно часто встречаются у учащихся массовых школ и являются большим препятствием в овладении грамотой, а на более поздних этапах – в усвоении грамматики родного языка.

Чтобы понять механизмы возникновения этих нарушений, необходимо разобраться, что управляет процессами чтения и письма, куда собираются все ниточки, по которым идет команда делать то или другое.

Процесс становления чтения и письма сложен. В нем участвуют четыре анализатора:

• речедвигательный, который помогает осуществлять артикулирование, то есть наше произношение;
• речеслуховой, который помогает произвести отбор нужной фонемы;
• зрительный, который подбирает соответствующую графему;
• двигательный, с помощью которого осуществляется перевод графемы в кинему (совокупность определенных движений, необходимых для записи).

Все эти сложные перешифровки осуществляются в теменно-затылочно-височной областях головного мозга и окончательно формируются на 10–11-м году жизни.

Письмо начинается с мотива, побуждения – этот уровень обеспечивается лобными долями коры головного мозга.

Исходя из вышесказанного, мы видим, что процесс письма и чтения является многоуровневым, и только при согласованной работе всех анализаторов, при сохранности определенных структур головного мозга будет обеспечено успешное овладение письменной речью.

В тех случаях, когда работа какого-то анализатора грубо нарушена (зрение, слух), на помощь приходят сложные системы обучения, разработанные в дефектологии и успешно применяемые, которые используют компенсаторные возможности других анализаторов.

Какие же причины лежат в основе тех нарушений, с которыми чаще всего сталкиваются учителя в школе?

Мы не будем рассматривать случаи, когда специфические ошибки возникают в результате снижения интеллектуального развития, различных органических поражений головного мозга.

Огромное значение для овладения процессами письма и чтения имеет степень сформированности всех сторон речи. Поэтому нарушения или задержка в развитии фонематического восприятия, лексико-грамматических сторон, звукопроизношения на разных этапах развития являются одной из основных причин дисграфии и дислексии.

Имеет роль и наследственный фактор, когда ребенку передается недосформированность мозговых структур, их качественная незрелость. В этом случае, в результате затруднения коркового контроля при овладении письменной речью ребенок может испытывать примерно те же трудности, что и родители в школе.

Бывает, когда нарушения чтения и письма могут быть вызваны двуязычием в семье. В последнее время, в силу больших изменений в географии общества, когда многие вынуждены покидать свой дом, учить второй язык, эта причина становится все более актуальной.

Так источником неудач в становлении письменной речи может служить несвоевременное формирование процесса латерализации (установление доминантной роли одного из больших полушарий головного мозга). То есть к моменту обучения грамоте у ребенка должна уже сложиться четкая латеральная ориентация, определена ведущая рука. При задержке этого процесса, при скрытых формах левшества затрудняется корковый контроль над многими видами деятельности.

Причиной дислексии и дисграфии может явиться и расстройство в системах, обеспечивающих пространственное и временное воспитание.

Специальная литература приводит данные института Клаперада, по которым в основе дислексии можно наблюдать действия отрицательной связи “мать – ребенок”. Так, ребенок, которого кормят насильно, который привыкает сопротивляться в отношении еды, приобретает ту же манеру и в отношении интеллектуальной пищи. Это сопротивление, которое он обнаруживает при общении с матерью, потом переносится на учителя.

В группу риска входят дети, не страдающие речевыми нарушениями, но имеющие недостаточно четкую артикуляцию. Про них обычно говорят: “Еле языком ворочает...”. Их называют “мямлями”. Нечеткая команда от нечеткого артикулирования, да еще при недосформированности фонематических процессов, может вызвать и нечеткие ответные реакции, что влечет за собой ошибки в чтении и письме.

Мы коротко обговорили механизмы и причины возникновения дислексии и дисграфии для того, чтобы учитель имел необходимые представления об этих нарушениях.

Теперь о том, как среди тех, кто испытывает трудности в обучении, распознать нуждающихся в помощи специалистов. Это очень важно, так как учитель – первый человек, который может забить тревогу.

Необходимо иметь в виду следующее: все ошибки, которые можно отнести к дисграфии и дислексии, специфичны, типичны и носят стойкий характер. Если у ребенка при чтении и письме встречаются ошибки, которые можно отнести к специфическим, но они редки, от случая к случаю или вообще единичны, то это, скорее всего, результат переутомления, невнимательности. Здесь необходимо дальнейшее наблюдение.

Для своевременного выявления детей, имеющих нарушения письменной речи, учитель должен быть знаком с проявлениями этих нарушений. Но необходимо помнить, что эти знания дают учителю возможность только вовремя обратить внимание на проблемы ребенка, посоветовать родителям обратиться к логопеду, но ни в коем случае не дают право самостоятельно делать заключение, тем самым подвергая и ребенка, и родителей лишнему беспокойству, вполне возможно и необоснованному.

Каковы же ошибки, которые нас должны насторожить?

Существует несколько видов нарушений письма и чтения, каждому виду соответствуют и свои ошибки.
1. Смешение букв при чтении и письме по оптическому сходству: б – д; п – т; Е – З; а – о; д – у и т.д.
2. Ошибки, связанные с нарушением произношения. Отсутствие каких-то звуков или замена одних звуков на другие в устной речи соответственно отражается и на письме. Ребенок пишет то же, что и говорит: сапка (шапка).
3. Смешение фонем по акустико-артикуляционному сходству, что происходит при нарушениях фонематического восприятия. При этой форме дисграфии особенно тяжело детям дается письмо под диктовку. Смешиваются гласные о – у, ё – ю; согласные р – л, й – ль; парные звонкие и глухие согласные, свистящие и шипящие, звуки ц, ч, щ смешиваются как между собой, так и с другими фонемами. Например: тубло (дупло), лёбит (любит).
4. Мы часто радуемся, когда ребенок бегло читает в дошкольном возрасте, а это при недостаточно сформированной фонетико-фонематической стороне может привести к ошибкам на письме: пропуск букв и слогов, недописание слов.
5. Часты при дисграфии ошибки персеверации (застревание): За зомом росла мамина” (За домом росла малина), антиципации (предвосхищение, упреждение): Дод небом лолубым” (Под небом голубым).
6. Большой процент ошибок из-за неумения ребенка передавать на письме мягкость согласных: сольить (солить), въезет (везет).
7. Слитное написание предлогов, раздельное – приставок также является одним из проявлений дисграфии.
Еще раз следует напомнить, что если эти ошибки единичны, то причины надо искать в другом. Не являются дисграфическими ошибки, допущенные из-за незнания грамматических правил.

Что может сделать учитель, обнаружив такие ошибки в тетради своего ученика, помимо того, что даст рекомендацию обратиться к логопеду?

Во-первых, при поступлении ребенка в первый класс на первом же родительском собрании я бы попросила родителей письменно ответить на некоторые вопросы. Причем сделать это желательно дома, хорошо обдумав свои ответы. Это поможет учителю лучше узнать ребенка, постараться предугадать, где ученик может “споткнуться”.

Конечно, анкетирование должно проводиться только добровольно, поэтому учитель должен не просто раздать анкеты, а объяснить важность своей просьбы.

Чтобы убедить родителей в необходимости пойти навстречу, я к заранее отпечатанному сборнику вопросов обязательно прилагаю короткое обращение (помимо того, что на словах объясняю необходимость этой процедуры). В нем я убеждаю родителей, что все вопросы я задаю не из любопытства, а исключительно в интересах ребенка, и обязательно уверяю их, что вся информация, которую они мне сообщат, будет строго конфиденциальна.

Как правило, родители в ответ на такое доверительное обращение делают шаг навстречу.

Среди множества вопросов необходимо задать и те, которые помогут вам сразу для себя выделить детей с возможными будущими проблемами в овладении чтением и письмом. Вы можете спросить, когда ребенок начал говорить, как развивалась его речь, были ли проблемы, занимался ли он с логопедом, как заучивает стихи, разговорчив или молчалив, как и где учился читать, какая рука ведущая. Обязательно выясните, есть ли, по мнению родителей, какие-то психологические особенности у ребенка (застенчивость, вспыльчивость, обидчивость и т.п.).

Важны даже такие вещи, которые на первый взгляд кажутся незначительными. Например, очень часто при чтении ребенку трудно следить за строчкой, взгляд скользит. Ученые, проведя исследования, предполагают, что если в грудном возрасте малыш лежит так, что экран телевизора попадает в поле его зрения, то глазные мышцы привыкают к хаотичному движению. Поэтому в дошкольном возрасте полезны упражнения для подготовки глазных мышц к последовательному слежению за строчкой.

Проанализировав ответы на вопросы, вы можете взять на заметку детей, у которых могут быть трудности.

Но здесь надо сразу оговориться – ни в коем случае не делайте ранних выводов. Бывает, что дети с речевыми нарушениями могут учиться хорошо, тогда как дети, казалось бы, не имеющие никаких предпосылок, дают яркие проявления дислексии и дисграфии. Короче говоря, недопустимо навешивание на ребенка “ярлыка”. Наблюдать надо осторожно, не травмируя ученика.

Итак, вы обнаружили специфические ошибки, родители обратились к специалисту, ребенок начал посещать занятия с логопедом и принес вам справку, где имеется заключение.

Что дальше?

Второе, что вы можете сделать после анкетирования родителей – поддерживать постоянный контакт с логопедом и оказывать ему содействие в работе. К сожалению, на практике часто бывает так, что или логопед, или учитель проявляют ненужные амбиции, не стремятся к взаимодействию, сотрудничеству. Необходимо сразу для себя уяснить, главное – это интересы ребенка.

Чем же может помочь учитель?

На всем протяжении специальных занятий ребенку необходим режим благоприятствования. После многочисленных двоек и троек, неприятных разговоров дома он должен почувствовать хоть маленький, но успех. Поэтому желательно, чтобы хотя бы на время учитель отказался от исправления в тетрадях красным цветом. Это, во-первых, “зашумляет” информацию, которая заключена в специфических ошибках, что мешает педагогу. Во-вторых, вы представляете, как выглядят тетради таких учеников? Это сплошной красный фон. Для ребенка, страдающего дисграфией, такая картина является дополнительным фактором стресса.

Существует методика, по которой ученик пишет карандашом, а учитель не исправляет ошибку, а на полях ставит пометку. Ученик имеет возможность не зачеркивать, а стереть свои ошибки, написать правильно. После этого он обязательно проводит работу над ошибками. Цель достигнута: ошибки найдены самим ребенком, исправлены, тетрадь в прекрасном состоянии, положительный эффект достигнут.

Третьим желательным условием является отказ от проверок этих детей на скорость чтения. Надо сказать, что эти проверки давно уже вызывают справедливые нарекания у психологов и дефектологов. Хорошо еще, если учитель, понимая, какой стресс испытывает ребенок при этой проверке, проводит ее без акцентов, скрыто. А ведь бывает и так, что создают полную обстановку экзамена, вызывают ребенка одного, ставят на виду часы, да еще и проверяет не своя учительница, а завуч. Может быть, для ученика без проблем это все и не имеет значения, но у наших пациентов может развиться невроз.

Поэтому, если уж вам необходимо провести проверку на скорость чтения, сделайте это как можно в более щадящей форме.

Когда ребенок делает много ошибок, родители часто слышат от учителей рекомендации – больше читать и писать. И выполняют их буквально. Иногда даже специалисты пытаются нарушения письма и чтения исправить количественными приемами: диктанты и диктаны, чтение больших текстов.

Подход к ребенку, страдающему дислексией и дисграфией, должен быть совершенно другим. На первых этапах работа идет в основном устная: упражнения на развитие фонематического восприятия, звуковой анализ слова. Диктанты здесь принесут только вред. Многочисленные ошибки, которые неизбежно будут допускаться при их написании, фиксируются в памяти ребенка. По этой же причине нежелательно детям с дисграфией давать упражнения с неоткорректированным текстом (поиск ошибок). А работу над ошибками нужно проводить так, как рекомендует логопед. Суть в том, что ребенку нежелательно видеть неправильно написанные слова.

Если вы задаете на дом прочитать текст или много писать, посоветуйте родителям, чтобы ребенок это делал не в один прием, а с перерывами, разбив текст на части. Это позволит ученикам, страдающим нарушениями письменной речи, лучше справиться с домашним заданием.

Вы можете посоветовать родителям или сами давать на уроке упражнение “корректурная проба”. Оно принесет пользу любому ученику. Что это такое?

Ежедневно в течение 5 мин (не больше) ребенок в любом тексте (кроме газетного) зачеркивает заданные буквы. Начинать надо с одной гласной, затем перейти к согласным. Варианты могут быть самые разные. Например: букву а зачеркнуть, а букву о обвести. Можно давать парные согласные, а также те, в произношении которых или в их различии у ребенка имеются проблемы. Например: р – л, с – ш и т.д.

Через 2–2,5 месяца таких упражнений (но при условии – ежедневно и не более 5 мин) улучшается качество письма.

Я не стала останавливаться на методике преодоления дисграфии и дислексии – это дело специалистов. Вполне достаточно, если учитель вовремя заметит специфические ошибки у ребенка, а в дальнейшем будет работать в тесном контакте с логопедом.

Хочу привести примеры нарушений письма у детей с разным уровнем подготовки к школе.

Ира К., 1-й класс, март.

Девочка учится в гимназии, интеллект в норме, по всем предметам успевает хорошо. В дошкольном возрасте были проблемы с произношением звуков л, р, рь.

Фонетическое восприятие с небольшими нарушениями. Вот написание некоторых слов из ее тетради: красная (классная), шиками (шишками), тачная (дачная), фрафы (жирафы), дмом (домом), деревя, семя (деревья, семья), а также много ошибок на замену гласной под ударением, замена е на з.

Занималась интенсивно с логопедом март и апрель. Годовой диктант написала на четверку. Но летом то, что было необходимо выполнить, родители не делали и в октябре вновь обратились за помощью. Через 10 занятий девочка восстановила навык письма по специальной методике и в настоящее время имеет по русскому языку твердую четверку.

Коля Л., 2-й класс, декабрь.

Мальчик не имел никаких проблем с речью в дошкольном возрасте. Уже в первом классе появились специфические ошибки. При обследовании обнаружилось значительное нарушение слоговой структуры слова.

Занимались во втором и в третьем классах. Занятия посещались не регулярно, домашние задания не выполнялись. Большую проблему составляли эмоционально-волевые особенности ребенка и нарушение согласования слов.

Некоторые специфические ошибки из тетрадей: маличк (мальчик), впохиаде (в походе), в тижи (в тишине), коляебрь (корабль), телокл (теленок), у Кнрарат (у Кондрата), деди (дети), весвёлоля (веселая), детевна (деревня), Льуба (Люба), шрна (ширина) и т.п.

Из приведенных примеров видно, какие ошибки являются специфическими, на что надо обратить внимание.

Напоследок еще раз хочу призвать вас, дорогие учителя, к сотрудничеству. Мы, логопеды, ни в коем случае не собираемся вторгаться в вашу область, осуществлять какой-то контроль (такие упреки приходилось слышать от учителей). Мы хотим помочь, прежде всего, ребенку, имеющему речевые проблемы, и вам в работе с этим ребенком. А вы помогите нам…

Логопед высшей категории, психолог,
Почетный работник общего образования РФ,
Свободина Наталья Генриховна


Вы можете записаться на консультацию к данному специалисту в нашем центре.

Полезная информация

Контакты

г. Москва, улица Перовская,
дом 66, корпус 7.
+7 (495) 642-28-48
pochta@tortilacentr.ru

Наши группы